Симптомы и лечение первичного билиарного цирроза печени

Клиника «Алко Центр» продолжает цикл публикаций на тему алкоголизма, его лечения и борьбы с зависимостью.
Все случаи уникальны, рекомендуем позвонить по телефону +7(495)773-03-43 и получить консультацию врача.

Новости

Ру» Ипатова Мария Георгиевна, к. м. н., руководитель Центра лечения аномалий развития и заболеваний гепатобилиарной системы у детей, врач-гастроэнтеролог ГБУЗ «ДГКБ им. Н. Ф. Филатова ДЗМ», доцент кафедры госпитальной педиатрии им. В.А. Таболина ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России проведет 15 мая в 11:00 (мск) круглый стол, посвященный диагностике и лечению пищевой аллергии

30 апреля 17:20 Головные боли и эффективное обезболивание: искусство возможного

13 мая в 16:00 (мск) состоится вебинар члена редакционного совета журнала «» Табеевой Гюзяли Рафкатовны, д. м. н., профессора кафедры нервных болезней и нейрохирургии ФГАОУ ВО Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет)

30 апреля 17:18 НПВП – давайте разбираться!

Уважаемые коллеги, приглашаем 12 мая в 15:00 (мск) на вебинар постоянного автора журнала «» Каревой Елены Николаевны, д. м. н., профессора кафедры молекулярной фармакологии и радиобиологии им. акад. П.В. Сергеева ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, профессора кафедры фармакологии ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет)

27 апреля 17:01 Беременность высокого риска в современном акушерстве

14 мая в 09:00 (мск) начнется междисциплинарная научно-практическая конференция под руководством постоянного автора журнала «» Гурьевой Веры Маратовны, д. м. н., ведущего научного сотрудника ГБУЗ МО МОНИИАГ

27 апреля 17:00 Обострения атопического дерматита: не только пищевая аллергия

13 мая в 13:30 (мск) состоится вебинар автора журнала «» Камаева Андрея Вячеславовича, к. м. н., доцента кафедры общей врачебной практики (семейной медицины) ФГБОУ ВО «СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова» Минздрава России

Все новости

Симптомы цирроза и рака печени

Главное, чем отличается рак печени от цирроза, – сама суть заболевания и механизм его развития. Цирроз – это состояние, при котором клетки печени замещаются стромой (фиброзной соединительной тканью). Она представляет собой рубцовую ткань, уже не способную выполнять свои функции. В итоге клетки отмирают и печень постепенно полностью разрушается.

Симптомы цирроза печени:

  • увеличение живота в объеме;
  • обесцвечивание кала и изменение цвета мочи;
  • ухудшение аппетита и кожный зуд;
  • повышенная кровоточивость;
  • желтушность кожи, слизистой и склер;
  • высокая утомляемость и немотивированная слабость;
  • сосудистые «звездочки» в верхней части тела;
  • диспепсические проявления: вздутие, дискомфорт в животе.

При ответе на вопрос, чем отличается цирроз от рака, врачи упоминают природу заболеваний. Цирроз возникает на фоне алкогольной зависимости, гепатита, сердечной недостаточности или инфекционных патологий. Болезнь можно держать под контролем, пожизненно получая соответствующее лечение. Но если вовремя не оказать помощь, орган отказывает и человек умирает.

Какие признаки указывают на рак

Второе, чем отличается цирроз от рака, – симптомы. Разница объясняется механизмом развития заболеваний. В основе рака – мутация соединительной фиброзной ткани (патологическое изменение клеток), которая приводит к образованию опухоли. Чтобы человек жил, рак нужно привести к ремиссии. В противном случае метастазы распространятся по организму, что приведет к летальному исходу.

Читайте также:  Болит живот справа? Диагностика холецистита — это не больно!

По своему течению рак очень напоминает цирроз. Это легко объясняется тем, что оба заболевания поражают печень. Чтобы понять, чем отличается рак печени от цирроза, важно рассмотреть и симптомы, характерные конкретно для онкологии:

  • резкое снижение веса;
  • тошнота вне зависимости от приема пищи;
  • сильные боли в животе в области правого подреберья;
  • длительное повышение температуры на уровне 37°С;
  • анемия (обнаруживается по результатам анализа крови);
  • кровотечения: носовые, желудочно-кишечные, геморроидальные.

При онкологии проводится сцинтиграфия печени и селезенки, которая помогает выявить признаки онкологии, в том числе увеличение этих органов, характерное для рака.

Патогенетические механизмы развития

Чтобы ответить на вопрос, вызывает ли алкоголь цирроз печени, нужно сказать несколько слов о метаболизме этилового спирта. Основной «путь» — расщепление под влиянием алкогольдегидрогеназы. Кроме того, распад алкоголя происходит с участием микросомных окисляющих систем и каталаз в различных клеточных структурах гепатоцитов. Нарушения возможны на каждом из перечисленных этапов, что приводит к накоплению крайне токсичного ацетальдегида.

Это соединение оказывает прямое повреждающее действие на клетки органа, и на месте их некроза образуются очаги соединительной ткани (этот процесс называется фиброзом). Поля соединительной ткани распространяются в различных направлениях, формируя септы, что необратимо изменяет паренхиматозную структуру органа. Наиболее опасны фиброзные тяжи, соединяющие центральные вены. В результате нарушается кровоснабжение паренхимы, где и происходят основные этапы метаболизма.

Алкогольный цирроз печени — это хроническое заболевание, сопровождающееся выраженным фиброзом с формированием узлов в очагах массового некроза гепатоцитов. На начальном этапе патологии на микроскопии печеночная ткань желтого или светло-коричневого цвета, масса органа в целом — около 2 кг. Через несколько лет печень приобретает темно-коричневый цвет, ее структура теряет однородность, а масса снижается более, чем в 2 раза.

Патогенетические механизмы развития

Сколько живут с циррозом печени

Алкоголизм приводит к формированию хронических патологий гепатобилиарной системы в 60% случаев, при этом цирроз развивается приблизительно у 40% пациентов. При условии полного отказа от выпивки и соблюдений рекомендаций врача выживаемость достигает 90% (по результатам пятилетнего наблюдения), при продолжении употребления алкоголя эта цифра снижается до 30%, что связано с прогрессированием патологических изменений, «включением» аутоиммунных механизмов.

Наиболее серьезным осложнением недуга является гепатоцеллюлярная карцинома. Полноценное лечение онкологии на фоне истощенного многолетним употреблением алкоголя невозможно, поэтому летальный исход практически неизбежен.

2  РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Монотерапия урсосаном была проведена 82 пациентам, из них 1 стадия заболевания установлена у 20 больных, 2 стадия — у 12, 3 стадия — у42и4 — у8 пациенток. Препарат принимался в дозе 13-15 мг/кг/ сут в 3 приема после еды (в среднем — 750 мг/сут). Субъективно больные в большинстве случаев отмечали снижение интенсивности кожного зуда и уменьшение слабости. Уже к концу первого года терапии получено снижение (р < 0,05) активности 1ЦФ и трансаминаз, содержания билирубина и холестерина (рис. I). Через 3 года непрерывного лечения урсосаном отмечено достоверное снижение активности ГГТП и концентрации IgM. При дальнейшей терапии (более 3 лет) продолжали снижаться (р < 0,05) активность ЩФ, трансаминаз, содержание билирубина, холестерина, а также IgM. Содержание IgG в процессе лечения существенно не изменялось (рис. 2).

Сочетанная терапия КС с урсосаном проведена 31 больной. Из них: 1 стадия заболевания установлена у 2, 2 стадия — у 4, 3 стадия — у 22 и 4 — у 3 пациенток. Преднизолон назначали в дозе 20 мг/сут с постепенным снижением до поддерживающей дозы 5-10 мг/сут, урсосан — в дозе 13-15 мг/кг/ сут (в среднем — 750 мг/сут в 3 приема после еды). Субъективно большая часть больных отмечала снижение интенсивности кожного зуда и слабости. К концу первого года лечения получено снижение активности трансаминаз и содержания билирубина (р < 0,05) (рис. 3), а также значительное уменьшение активности ЩФ, ГГТП, концентрации IgM. Достоверно значимое снижение активности ЩФ и трансаминаз продолжалось и через 3 года терапии. Выявлено дальнейшее снижение активности ГГТП, а также уменьшение содержания IgM (рис. 4) и холестерина. После 3 лет непрерывной терапии активность ACT и концентрация билирубина у больных ПБЦ были достоверно ниже по сравнению с исходными (рис. 3).

Монотерапия преднизолоном проводилось 14 больным: на 1 стадии заболевания — 3 пациентам, на 2 стадии — 2, на 3 стадиии — 8 и на 4 — 1. Пациентки этой группы получали препарат в дозе 20-25 мг/сут с постепенным снижением дозы до поддерживающей дозы 10-15 мг/сут (в зависимости от активности заболевания). Субъективно все больные отмечали улучшение самочувствия, выражающееся в значительном снижении интенсивности кожного зуда и слабости. Объективно отмечено положительное влияние терапии практически на все оцениваемые показатели. Уже через год после начала терапии активность ЩФ была достоверно ниже. Снижение (р < 0,05) активности AJIT выявлено через 3 года от начала лечения (рис. 5). На фоне проводимой терапии существенно не изменялись активность ГГТП, содержание холестерина и IgG. Положительный эффект лечения сохранялся при продолжении терапии более 3 лет: отмечено снижение активности ЩФ (р < 0,05), ГГТП (рис. 6), уровней билирубина и холестерина (рис. 5).

Проведенное нами исследование КЖ у больных ПБЦ выявило выраженное его снижение за счет уменьшения физической активности и работоспособности, а также развития астенодепрессивного синдрома вследствие имеющегося кожного зуда и характерных изменений кожных покровов (гиперпигментация, гиперкератоз, ксантелазмы, ксантомы).

Монотерапия урсосаном в дозе 13-15 мг/кг/сут через 12 мес лечения приводила к улучшению эмоционального состояния больных, а также к небольшому снижению кожного зуда (р > 0,05) (рис. 7).

Монотерапия преднизолоном в дозе 20-30 мг/сут с последующей поддерживающей дозой 5-10 мг/сут через 12 мес лечения приводила к увеличению физической работоспособности, повышению общего и психического здоровья, а также улучшению эмоционального состояния (рис. 8). Достоверно увеличился показатель энергичности (р = 0,013). Снижения показателя интенсивности кожного зуда не отмечено.

Сочетание урсосана в дозе 13-15 мг/кг/ сут с КС в поддерживающей дозе 5-10 мг/сут через 12 мес лечения способствовало значительному увеличению физической активности, энергичности, стабилизации эмоционального фона (рис. 9). Достоверно снизился показатель интенсивности кожного зуда (р = 0,0032).

Таким образом, полученные нами данные согласуются с результатами имеющихся исследований, свидетельствующих о положительном влиянии применения УДХК на КЖ больных ПБЦ, что выражается в первую очередь снижением интенсивности кожного зуда и выраженной утомляемости [1, 3-5, 9, 11].

Особенности диагностики рака печени

Важным фактором, который позволяет диагностировать рак печени на ранних стадиях, является внимательность пациента к тем “сигналам”, которые посылает организм. В первую очередь, это касается незамедлительного обращения к врачу при обнаружении нетипичной работы систем и органов.

Наиболее простые из обследований – лабораторные общий и биохимический анализы крови, исследование уровня онкомаркеров в крови. Эти анализы пациенты часто назначают себе сами. Но следует отметить, что правильную интерпретацию полученных данных может дать только квалифицированный врач-онколог. Связано это с тем, что большинство изменений будет носить неспецифический характер либо результаты лабораторного обследования окажутся нормальными. Но, как правило, этап лабораторных исследований пациент, у которого имеются симптомы нарушения работы печени, проходит до выявления очаговых поражений методами лучевой диагностики.

Читайте также:  К кому обратиться при подозрении и для лечения HCV?

Рак печени, как и любое злокачественное новообразование, после достижения определенного размера опухоли требует притока крови для продолжения своего роста. Образование новых сосудов, питающих растущую опухоль (опухолевый ангиогенез) — один из наиболее характерных признаков, которые указывают на наличие рака. Поэтому обязательно проводится оценка характера кровообращения в узловом образовании печени, наличия или отсутствия жидкостного компонента, взаимоотношения очага со структурами ворот печени, характера роста.

Чаще всего одно проведенное исследование не дает ответов на все вопросы и обследование пациентов с очаговым поражением печени должно быть комплексным.

При недостаточности данных для подтверждения рака врач-онколог может избрать тактику непродолжительного динамического наблюдения: при наличии злокачественной опухоли печени (первичный рак печени или метастаз в печень) форма и/или размер очага будет меняться, что проявится в данных КТ, МРТ или УЗИ и лишь тогда будет сигналом к началу более инвазивной диагностики.

При подтверждении злокачественного процесса следует выяснить, имеет ли место первичный рак печени, или у пациента выявлена первичная опухоль другой локализации, метастазировавшая в печень

Первичные опухоли печени встречаются редко. Предположить первичный рак печени врач сможет в том случае, если комплексное обследование не выявило опухолевой патологии в легких, желудке, кишечнике, молочной железе. Нормальное состояние других органов и повышение уровня онкомаркеров, характерных для рака печени позволяют предположить гепатоцеллюлярный рак или холангиокарциному. В такой ситуации трепан-биопсия очага в печени с гистологическим исследованием полученного материала является необходимыми для заключительного диагноза. Выполненная в условиях местного или общего обезболивания трепан-биопсия, позволяет получить образец тканей опухоли. Дальнейшее морфологическое и иммуногистохимическое исследование образца позволит подтвердить первичную гепатоцеллюлярную карциному.

Обычно трепан-биопсия печени легко выполнима. Если же имеются противопоказания для выполнения такого метода, на помощь приходит лапароскопия. Выполненная в условиях общего обезболивания лапароскопическая биопсия печени позволяет не только получить материал для морфологического исследования, но и оценить состояние других органов брюшной полости.

Большинство злокачественных опухолей печени — вторичные. Они представляют собой узлы размножения и роста опухолевых клеток, распространившихся из первичного очага, то есть метастазы рака другой локализации. Вторичные очаги в печени редко нуждаются в верификации: наличие первичной опухоли и характерные для нее путь и скорость метастазирования позволяют констатировать распространение опухоли в печень и использовать полученные данные для коррекции плана лечения первичного рака, включив в него лечение метастазов в печень.

Само по себе метастатическое поражение печени не является признаком неизлечимости заболевания. Размер, расположение, количество вторичных очагов, а также локализация и морфологический вариант первичного очага – вот исходные условия, которые определяют эффективность лечения в целом и позволяют составить прогноз.

Топузов Рустем Эльдарович

Онколог, хирург, кандидат медицинских наук

Заказать звонок